Добавить в закладки   Войти или зарегистрироваться
 
Вторник, 18 января 2022, 23:08
−7
  СЗ  
6м/с
  79%
+0.2943   +0.1607
  76.0404   86.8609
 
 

Вынесен приговор убийце двух юношей

Общество
23.03.2011 22:23

Мужчина признан виновным в умышленном убийстве собственного 19-летнего сына и его 21-летнего друга.

К 14 годам и 6 месяцам строгого режима приговорил Зеленоградский районный суд ветерана КГБ Владислава Монастырного.

Мужчина признан виновным в умышленном убийстве собственного 19-летнего сына Олега (часть 1 статьи 105 УК РФ) и убийстве его 21-летнего друга, студента МГПУ Игоря Петрова, совершенном при превышении пределов необходимой обороны (часть 1 статьи 108 УК РФ). По первой статье Монастырному назначили 12 лет и 9 месяцев лишения свободы, по второй — 1 год и 9 месяцев. Путем полного сложения наказаний ему окончательно назначено 14 лет и 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Убийство было совершено в ночь с 1 на 2 октября 2009 года в квартире корпуса 1824. Судом установлено, что 59-летний отставной майор Владислав Монастырный, проработавший инженером в органах госбезопасности двадцать лет (с 1976 по 1996 годы), на почве личных неприязненных отношений забил до смерти неустановленным предметом (ранее сообщалось о молотке) сначала своего сына Олега, а затем и его друга Игоря Петрова, после чего избавился от тел, закопав их в подмосковном лесу.

По версии следствия, в тот вечер молодые люди вместе сидели в одной из комнат и употребляли алкоголь (его наличие в крови убитых было подтверждено экспертизой). В какой-то момент к ним зашел Владислав Монастырный, сделал ряд замечаний и после грубого ответа нанес неким предметом сначала один, а затем еще не менее десяти ударов по голове сыну. Увидев, что приятель Олега схватил биту и замахивается на него, Монастырный тем же предметом несколько раз ударил юношу по лицу и голове. От полученных травм оба молодых человека скончались на месте.

Свидетелем преступления стал старший, 21-летний сын Монастырного — Сергей, который в момент убийства находился в квартире. Всего в семье воспитывалось четверо сыновей: младший сын с матерью в это время были в Германии на концерте рок-группы The Scorpions, а средний сын — на улице. Глава семейства попросил Сергея никому не сообщать о случившемся и помочь ему избавиться от трупов. Под утро они погрузили запакованные в картон и полиэтиленовые мешки тела в свой автомобиль «Газель», выехали в поселок Андреевка, где у них находился дачный участок, взяли там лопаты и вывезли убитых на 33-й километр Пятницкого шоссе. Для переноски трупов были использованы деревянные двери, которые впоследствии Монастырный сжег. В лесу недалеко от проезжей части отец закопал тела убитых молодых людей.

Через пару дней из Германии вернулись мать с младшим сыном. Владислав Монастырный сам рассказал им об убийстве и уговорил не сообщать в милицию. Позже к ним обратились обеспокоенные родители Игоря Петрова, разыскивающие пропавшего сына, и стали звонить друзья Олега. 12 октября Владислав Монастырный для отвода от себя подозрений написал в милицию заявление о пропаже, а до этого даже сам обошел знакомых своего сына, делая вид, что разыскивает его. Так, он явился в магазин «Перекресток» в 1-м микрорайоне, где Олег работал продавцом, и стал интересоваться у персонала, не знают ли они о его судьбе. Незадолго до убийства Олегу пришла повестка в военкомат, и отец решил представить ситуацию таким образом, что сын мог пуститься в бега, уклоняясь от службы. Объявления о розыске молодых людей появились и на улицах Зеленограда, видимо по инициативе друзей пропавших. На следующий день после подачи заявления в милицию Монастырный уехал в село Селявное Воронежской области. В начале ноября его супругу вместе со старшим сыном вызвали в милицию. Там Сергей и рассказал обо всем оперативникам, а затем показал то место, где закопаны трупы. После этого Владислав Монастырный был задержан. С 5 ноября 2009 года до настоящего времени он находился под стражей в следственном изоляторе.

На сына Сергея, который помогал отцу вывезти трупы за город, не было заведено дело, поскольку согласно статье 316 УК РФ «лицо не подлежит уголовной ответственности за заранее не обещанное укрывательство преступления, совершенного его близким родственником».

Первоначально уголовное дело против Владислава Монастырного следователи возбудили по пункту «а» части 2 статьи 105 УК РФ (убийство двух лиц). Однако затем они переквалифицировали обвинение на часть 1 статьи 105 УК РФ (убийство) и часть 1 статьи 108 УК РФ (убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны). Первую статью Монастырному вменили за убийство сына, вторую — за убийство Игоря Петрова. Отметим, что если бы в обвинительном заключении осталась прежняя статья (двойное убийство), то дело бы уже рассматривала вышестоящая инстанция — Мосгорсуд, при этом подсудимый мог попросить суда присяжных.

Гособвинитель, выступая на прениях 16 марта, заявил, что считает оба убийства умышленными, однако вынужден согласиться с предложенной следователями квалификацией действий Монастырного, поскольку изменить обвинение в сторону, ухудшающую положение подсудимого, на стадии судебного разбирательства уже нельзя.

Прокурор охарактеризовал подсудимого как «авторитарную личность», назвав его «патологически жадным» и «трусливым». По словам гособвинителя, такие выводы он сделал исходя из показаний свидетелей, допрошенных в суде. По мнению прокурора, Монастырный пытался заставить жить по своим законам своих детей и супругу, с которой в последнее время почти не поддерживал отношений, и выплескивал свою агрессию и злобу на более слабых людей. Прокурор убежден, что из всех четырех сыновей Владиславу Монастырному больше всех не нравился именно Олег, который не желал подчиняться отцу и не принимал его взгляды на жизнь.

В суде подсудимый признал вину частично. Он и его адвокаты настаивали на том, что оба убийства он совершил при превышении пределов необходимой обороны, поскольку молодые люди первыми замахнулись на него, и он вынужден был действовать на упреждение. Владислав Монастырный утверждал, что сын Олег вел аморальный образ жизни, злоупотреблял спиртным и якобы уже не раз избивал его и угрожал расправой. Так, обвиняемый рассказал, что в 2009 году у Олега в комнате появился котенок, за которым никто не следил. Отец решил прогнать котенка, но животное постоянно возвращалось в дом. Тогда Монастырный выбросил его в мусопровод, где тот погиб. По словам отца, через несколько дней после этого случая к нему на дачу нагрянули сын Олег, Игорь Петров и еще один незнакомый ему молодой человек, и якобы из мести начали избивать его. При этом незнакомец угрожал ему пистолетом и высказывал угрозы. В качестве доказательства «аморальности» Олега защита обвиняемого приобщила к делу протокол о задержании Олега и Игоря Петрова за распитие спиртных напитков в общественном месте.

Однако суд поставил под сомнение доводы Монастырного и его адвокатов. По мнению суда, единичный замах кулака со стороны сына Олега не мог причинить подсудимому реальной угрозы. Молодые люди даже не успели нанести ему ни одного удара. Поэтому действия Монастырного сложно назвать самообороной. Суд также не принял во внимание заявления мужчины о том, что он был подвергнут избиению со стороны Олега и его друзей. Никаких подтверждений этого факта, помимо слов Монастырного, суду представлено не было. Судья также критически отнеслась к милицейскому протоколу о задержании Олега и Игоря Петрова за распитие спиртных напитков, поставив под сомнение сам факт такого инцидента. В протоколе указано, что молодые люди провели в отделении милиции несколько часов, однако расшифровка телефонных соединений, предоставленная суду мобильным оператором, свидетельствует о том, что в этот день Олег и Игорь Петров постоянно перемещались по городу и не могли находиться в ОВД.

Суд также выразил свое отношение к личности подсудимого, посчитав, что тот не всегда являлся для своих детей примером для подражания и образцом поведения. В ходе длительного судебного разбирательства многие свидетели обращали внимание на то, что Владислав Монастырный жестоко обращался с животными (случай с котенком), дома закрывал холодильник на замок, будучи в браке встречался со своей новой возлюбленной, не скрывая это от детей. Сама супруга обвиняемого в ходе прений просила суд назначить ему максимальный срок наказания.

Судебный процесс длился три месяца. За это время было опрошено немало свидетелей, главный из которых — старший сын Монастырного Сергей — давал показания в течение трех дней. Приговор Монастырному был оглашен в среду, 23 марта. Ни супруга, ни один из сыновей Монастырного на оглашение не пришли. Суд учел в качестве смягчающего наказание обстоятельства наличие на иждивении Владислава Монастырного одного несовершеннолетнего сына.

Адвокаты осужденного считают вынесенный приговор слишком жестким и несправедливым и намерены обжаловать его в установленные законом сроки — в течение десяти дней с момента вручения текста приговора Монастырному. В свою очередь, защитник потерпевшей стороны — родителей Игоря Петрова — остался доволен приговором.

Обнаружив в тексте ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

[ ]



Последние новости рубрики «Общество»












Новости компаний











Самое обсуждаемое за месяц
Нет данных
Социальные сети